8 открытий о работе фотографов “Magnum” (с примерами контактных листов)

tumblr_m9l8g3iG7d1qizk91o1_1280

Фотография Мартины Франк (Martin Franck)

Вы понимаете, что самое важное в фотографии – это собственное уникальное видение? Тогда эта статья, несомненно, будет вам полезна.

Немного предыстории

Агентство «Magnum» славится тем, что собрало в своих рядах десятки талантливых документальных и творческих фотографов, людей, у которых, безусловно, есть чему поучиться.

В этой статье будут приведены цитаты и иллюстрации из книги Magnum Contact Sheets, сопровождаемые некоторыми выводами автора оригинала этой статьи, стрит-фотографа Эрика Ким, о фотографии. Вне зависимости от того, насколько ваши взгляды совпадают с тем, что описано здесь, этот материал поможет вам сделать собственные выводы.

 

Что такое контактный лист?

Контактный лист – это распечатанный напрямую с пленки ряд последовательно снятых кадров. Он много говорит об уникальном рабочем процессе конкретного фотографа, позволяет проследить его подход к конкретной сцене, начиная с первого кадра, который снял фотограф, увидев ее.

В эпоху пленочной фотографии контактные листы использовались для быстрой оценки фотографом отснятого материала. Сегодня для этих целей мы используем, к примеру, Lightroom.

 

В чем особенность контактных листов и почему их так трудно достать?

Как уже упоминалось выше, контактный лист конкретного фотографа позволяет оценить его собственный, уникальный метод работы. Внимательно изучая это наследие, можно сделать важные выводы о фотографии.

Контактный лист – это личный дневник фотографа, и далеко не все фотографы хотят, чтобы он становился достоянием общественности.

Например, Анри Картье-Брессон подрезал негативы своих первых пленок, оставляя только отдельные кадры или серии кадров, которые считал удачными, и в целом отрицательно относился к демонстрации контактных листов общественности:

«На контактном листе много незавершенных мыслей. Фотовыставка или книга – это приглашение на ужин. Не принято приглашать гостей на кухню и показывать им, как готовилось блюдо, и уж тем более, показывать им мусорную корзину с отходами».

 

henri-cartier-bresson-hyeres-france-1932-seville-spain-1944-wall-hole-children-playing-670x449

 Фотография: Анри Картье-Брессон

PhotoOct0224342PM

 

А вот, что пишет об этом, его супруга, талантливый фотограф Мартина Франк:

«Я с некоторым опасением отношусь к обнародованию своих контактных листов, но, если подумать, то мне самой любопытно посмотреть, как работают другие фотографы. Вряд ли кому-то захочется обнажить все сокровенные мысли, которые принято доверять разве что психоаналитику, а контактный лист не щадит ни зрителя, ни фотографа. Я чувствую, что нарушая собственную конфиденциальность и публикуя самое личное, я рискую разоблачить волшебство, раскрыть какую-то тайну»

Итак, какие выводы о фотографии можно сделать, изучая контактные листы лучших фотографов мира?

 

Разочарование знакомо даже классикам

Стрит-фотография и жанровая фотография очень сложны. В этих направлениях фотография с идеальной гармонией между содержанием и формой – большая редкость. Неудивительно, что фотографу часто приходится разочаровываться по этому поводу.

Тем не менее, это чувство преследует не только рядовых фотографов, но и классиков. Вот что пишут о своих разочарованиях Эллиотт Эрвитт и Дэвид Алэн Харви:

Эллиотт Эрвитт:

«Я часто расстраиваюсь, когда просматриваю контактные отпечатки. Ожидания всегда высоки, но редко оправдываются».

PAR42332

 Фотография: Эллиотт Эрвитт

PhotoOct0225304PM

 

Дэвид Алэн Харви:

«Терпеть не могу выбирать фотографии. Я всегда откладываю это дело. Я просто знаю, что мои собственные ожидания не будут оправданы».

Таким образом, фотографу нужно трезво оценивать свои усилия. Одна отличная или хорошая фотография в месяц и одна отличная фотография в год – уже хороший результат (конечно же, у разных людей критерии хорошего и отличного будут разными).

Роберт Фрэнк снял для книги «Американцы» 767 пленок (около 27,000 кадров). Фрэнк выбрал 1000 фотографий и разложил их по полу студии, чтобы оценить. Со временем он выбирал лучшие работы и прикреплял их на стену. После полутора лет работы над проектом Фрэнк выбрал только 83 работы для целой книги. Это 0,3 процента от общего числа фотографий, снятых для книги.

 

О стиле фотографа говорят его контакты

 

4a6c0c5e864baaa5a5cac666c10b8dcf

 

Фотография: Стив МакКарри

f24df8caa48f911dc09916a8f1ad23ca

 

Раньше в агентстве «Магнум» было принято рассматривать кандидатуру фотографа на вступление не по лучшим работам, а по контактным листам. Этим методом пользовались почти до 2000 года, когда цифровая фотография начала стремительно занимать рынок.

Один из редакторов “Magnum” признал, что таким образом можно было оценить образ мышления фотографа и стиль его работы.

Принимая фотографов в агентство, Анри Картье-Брессон рассматривал их контактные листы под разными углами, чтобы оценить композицию форм в изображении. Вот, что пишет об этом Рене Бурри:

«Он по-разному разворачивал контактный лист, словно танцуя с ним. Что самое удивительное, он даже не рассматривал сами фотографии!»

Можно предположить, что таким образом Картье-Брессон пытался достичь наиболее объективной оценки композиции. Если фотографию перевернуть на 180 градусов, предметы, изображенные на ней, становятся абстрактными и не отвлекают от восприятия формы.

Дэвид Херн, фотограф из “Magnum”, вспоминает, что после вступления в агентство «многое узнал, книгами изучая контактные листы Анри Картье-Брессона, Марка Рибу, Рене Бурри, Эллиотта Эрвитта и других авторов».

 

«Не показывай все, что снимаешь»

Выбрать лучшие фотографии из отснятого материала труднее, чем фотографировать.  В этом процессе очень важен критический подход к собственной работе. Качество должно преобладать над количеством. Дэвид Херн, член агентства “Magnum”, считает тщательный отбор фотографий чрезвычайно важным:

«Контактный лист – мудрый советник. Предполагается, что, нажимая на кнопку спуска, фотограф считает момент ценным. Но это далеко не всегда так. Если фотограф самокритичен, ему стоит проанализировать, почему ожидания не совпали с действительностью. Каким должен быть этот анализ? Была бы фотография лучше, если бы я сделал два шага вперед или назад, вправо или влево? Каким был бы кадр, если бы я нажал на спуск чуть раньше или чуть позже? Скрупулезная оценка контактных листов, чужих или собственных – это один из лучших способов обучения».

Вот как описывает свою работу над отснятым материалом Брюс Гилден:

«Мои работы проходят жесткую самоцензуру. Я могу просмотреть до 50 пленок и не найти на них ни одной хорошей фотографии. Но на этой пленке (фотография ниже) я обнаружил целых две фотографии, которые говорили о Нью-Йорке лучше, чем все, что я снимал прежде!»

Gildn1

 

USA. New York City. 1984. Feast of San Gennero, Little Italy.

USA. New York City. 1984.

Фотографии: Брюс Гилден

 

Фотографы используют разные подходы для оценки и отбора собственных фотографий. Леонард Фрид из “Magnum” делится своим опытом:

«Иногда принять решение трудно, потому что по разным причинам тебе может нравиться тот или иной кадр. У каждой фотографии свои сильные стороны. Но выбрать нужно только одну работу. Только одна фотография должна отражать суть всей сцены. Поэтому я всегда пытаюсь совместить все необходимое в одном изображении: сообщение, композицию, рассказ, основу, индивидуальность людей – все это должно присутствовать в одной единственной фотографии…»

Анри Картье-Брессон сравнивает процесс отбора фотографий с угощением близких друзей и родных лучшим вином из погреба. Лучшее вино может стоять годами.

«Отбирая хорошую фотографию из контактного листа, мы словно спускаемся в погреб, чтобы принести бутылку лучшего вина».

Никос Экономопулос поделился историей одной из самых известных своих фотографий, снятых на центральном вокзале в Тиране, Албании, в 1991 году:

«Снимая этот кадр, я руководствовался фотографическими критериями.

У фотографа всегда есть, что фотографировать, но важнее всего осознать, как это сфотографировать. Обычно мое внимание сначала привлекает один элемент, а затем я начинаю строить композицию на его основе. Остальные элементы движутся, и в этом движении я пытаюсь увидеть и найти какой-то смысл… Человек с багажом приближается, и меня интересует его взаимодействие с окружающими элементами и растущий размер».

01

 Фотография: Никос Экономопулос

PhotoOct0253746PM

 

Вот как описывает отбор фотографий для серии о беженцах из Руанды в Танзании (1995 год) фотограф Эли Рид:

«За три или четыре дня я снял около 40 пленок. При отборе фотографий я руководствовался интуицией. Я начал отбор фотографий, как только получил пленки по возвращении домой, в Штаты. Все увиденное запомнилось на подсознательном уровне, в голове остались впечатления. Незабываем и опыт людей, их переживания. Поэтому я сразу начал работать над пленкой. Пытаясь сформировать свидетельство об увиденном, ты выбираешь фотографии, которые отзываются в твоем сердце».

4b5e3e88f4555ed844f35c9456a0479d

 Фотография: Эли Рид

 

PhotoOct0255818PM

 

Лэрри Тауэлл руководствуется похожими ощущениями:

«Когда я оцениваю контактный лист, я пытаюсь вспомнить свои ощущения при съемке конкретного кадра. Возвращение к этому чувству помогает мне выбирать фотографии. Творчество – это просто. Тебя переполняют чувства, и ты пытаешься выразить их символами. В фотографии эти символы — сама действительность».

Брюс Гилден об одной из своих любимых фотографий, снятой в Токио, в 1998 году:

«Эта фотография стала одной из самых любимых в моей японской серии. Я снял ее ранним вечером в токийской кофейне. Во время разговора один мужчина зажег другому сигарету. Мне нравятся «плохие парни», а сигареты – один из моих любимейших фотографических объектов. В тот момент мне повезло сразу с тремя компонентами: сигаретами, дымом и героями клубного мира. Сюжет был замечателен, и через переводчика я попросил мужчин повторить этот жест еще раз. Они согласились, я поблагодарил их и продолжал фотографировать. Сцена длилась не более минуты.

Глядя на контактный лист, я пересматриваю кадры по порядку, от 1 до 36. Отмечаю то, что мне нравится, и если какие-то кадры мне особенно понравились, я возвращаюсь к ним, чтобы выбрать лучший. Я печатаю только лучшие свои работы. Это легко, если фотография действительно хороша. Эта фотография именно такой и оказалось. Она сработала и эмоционально, и по композиции. Мне кажется, эта фотография много говорит об иерархии в японском обществе на примере того, как подчиненный зажигает сигарету начальнику, и мне нравится, как подозрительно смотрит в камеру «босс»».

artwork_images_423818140_679614_bruce-gilden

 Фотография: Брюс Гилден

PhotoOct0260328PM

 

Небольшие выводы: Отбор фотографий – процесс личный и одновременно сложный для самостоятельной работы. Не стесняйтесь просить совета у коллег, которым вы доверяете, будьте самокритичны, оценивайте композицию фотографии и обязательно подумайте, почему вы решили показать фотографию другим людям. Кроме того, отбор фотографий – процесс долгий, и если у вас есть какие-либо сомнения по поводу конкретной фотографии, лучше не торопиться ее показывать.

 

Если сцена вам нравится, «работайте» над ней

Пересматривая контактные листы Magnum, мы обнаруживаем, что каждый фотограф снимает в среднем 3-5 кадров одной сцены, которая показалась им интересной.

Например, Эллиотт Эрвитт снял своих известных бульдогов в 2000 году во время прогулки с коллегой из Magnum, Хироджи Куботой. Попросив его камеру, Эрвитт отснял целую пленку, пытаясь найти угол, при котором иллюзия человека с головой бульдога выглядела идеально:

«Я не взял камеру на прогулку. Увидев сюжет, я попросил камеру у Хироджи Кубота. Он щедро поделился своей Leica, и я отснял целую пленку»… «Хороший кадр получился после десятков фотографий».

Эрвитт действительно «работал» над ситуацией, лучший кадр был последним на целой пленке.

bulldog

Фотография: Эллиотт Эрвитт

 

MagnumContacts-17-580x386

 

Ричард Калвар, другой фотограф из “Magnum” также поделился методом работы над одной из лучших своих фотографий:

«Однажды я заметил любимую сцену для съемки – беседующих людей – прямо возле фонтана-памятника. Пожилой мужчина разговаривал с молодым (вероятно, отец и сын) на французском, и цитировал ему буклет. У молодого мужчины, очевидно, были проблемы со зрением – он носил очки с толстыми стеклами. Я начал свой «танец», подходя все ближе и ближе, рассматривая все вокруг места съемки и притворяясь, будто фотографирую фонтан и здания.

Сложно подойти к людям близко и фотографировать их незаметно, не вызывая гнева или подозрений, или хотя бы меняя их эмоций, тут важен метод. Я люблю подходить к людям близко, и потому что мне любопытно, о чем они говорят, и потому что хочу достаточно захватить их 35-мм объективом, и потому что я не кадрирую фотографии, пытаясь контролировать композицию и фон во время съемки.

Я работал над фигурами мужчин, шепчущим фонтаном и фоном, нажимая на кнопку в момент, когда, как мне казалось, меня не замечали. Я старался, чтобы струя воды зрительно была на уровне шеи молодого человека, и был готов к приятной случайности: молодой человек внезапно поднял голову и выразил удивление. Фотография была сделана, но остановило меня другое – закончилась пленка!»

KAR1980002W00036/37C

 Фотография: Ричард Калвар

PhotoOct0250949PM

 

А вот, что рассказывает об одной из своих выдающихся фотографий Мартина Франк, делая особый акцент на том, как важно фотографу быть активным:

«В Национальном фонде фотографии мне поручили понаблюдать за отдыхающими французами. Мой друг, архитектор Алэн Капелер, попросил меня сфотографировать недавно построенный бассейн, который он спроектировал для жены Люси.

Я помню, как буквально на бегу меняла экспозицию на своей Лейке М3 (на ней был объектив 50-мм и пленка Tri X Kodak), переживая, будет ли достаточным закрыть диафрагму до f16 и укоротить выдержку до 1/1000 секунды. Белая плитка на солнце практически слепила глаза. Помню, как человек на заднем плане отжимался, и я ждала, пока он вытянется. Когда 4 кадра были сняты, молодой человек в гамаке обернулся и заметил меня, и сцена перестала быть интересной. В этом и состоит важность съемки здесь и сейчас. Кадр интуитивно сложился, но уже секунду спустя идеальная композиция может развалиться, и уже никогда не будет такой же. Только возвращаясь к контактному листу можно увидеть, как развивался сюжет во времени, вот почему контактный лист – это нескончаемый источник вдохновения для тех, кто увлекается фотографией. Я выбрала именно этот кадр, потому что на нем все элементы на своих местах. Другого выбора просто не было. С самого начала было понятно, какой кадр стоит печатать, и он был единственным».

tumblr_m9l8g3iG7d1qizk91o1_1280

 Фотография: Мартина Франк

 

120206_cs-11_p102 мартин франк

 

Следуя опыту успешных фотографов, можно прийти к выводу, что, работая над сценой, лучше сделать больше фотографий, а не меньше. Безусловно, при этом нужно не бездумно нажимать на спуск, а пробовать разные ракурсы – сместиться влево или вправо, подойти ближе или отойти дальше, подождать другого жеста руки, положения тела, и, наконец, снять вертикальные кадры, а не только горизонтальные.

 

Фотография как способ познания мира

Одну из самых впечатлаяющих историй рассказал Кристофер Андерсон. В 2000 году он путешествовал на лодке с 44 гаитянами в Америку. Внезапно лодка начала тонуть:

«До этого момента я практически не снимал. Все, кто плыл со мной, знали, что я фотограф, но ситуация была неподходящей. Сложно объяснить. Но когда лодка начала тонуть, гаитянин Дэвид, которого я сопровождал в этом путешествии, сказал: «Крис, сейчас самое время для съемки. Нам осталось жить всего час». Не особо раздумывая, я начал фотографировать.

В последний момент нас спасла прибрежная служба США, которая случайно заметила лодку, но это уже другая история. Гораздо позже, вернувшись домой целым и невредимым, я размышлял над вопросом, зачем я снимал то, что никто никогда не увидит? И единственным объяснением была моя личная потребность таким образом исследовать мир, а не показывать его кому-то еще. Эти фотографии рассказывали о моем опыте, а не документировали происшествие. Это событие стало переломным моментом в моей фотографической жизни».

NYC48173

Фотография: Кристофер Андерсон

 

Другой выдающийся фотограф Magnum, Йозеф Куделка, описывает происшедшее в Чехословакии в августе 1968 года похожим образом. Он снимал для себя, не планируя публиковать фотографии:

«Происходящее в Чехословакии напрямую касалось моей жизни: это моя страна, моя боль. Этим я отличался от фотографов, которые приехали увидеть происходящее из-за границы. Я не был репортером. Я ничего не знал о фотожурналистике. Я никогда не фотографировал «новости». Я фотографировал цыган и театр. Впервые в жизни я вдруг столкнулся с этой ситуацией и отреагировал на нее. Я знал, что фотографировать важно, и я это делал. Я снял эти фотографии для себя, не планируя их публиковать».

 Revolution0010

 Фотография: Йозеф Куделка

 

Чем меньше фототехники, тем лучше

Существуют объективные преимущества технического аскетизма, несмотря на то, что многие фотографы сегодня увлечены полной комплектацией своего фоторюкзака. Вот, как описывает их Марк Рибу, рассказывая о своей знаменитой фотографии «Художник на Эйфелевой башне», снятой в Париже, в 1953 году:

«Я прибыл в Париж из Леона. Я делал первые шаги в столичной жизни и в фотографии. С Лейкой, заряженной единственной пленкой, я ходил вокруг Эйфелевой башни: на ней проходили малярные работы. Внезапно я заметил маляров-высотников и решил подойти к ним поближе… Я поднялся на башню, это заняло около часа. Учитывая, что в сумке был только 50-миллиметровый объектив, я не мог снимать крупные планы и захватить всю сцену на широком угле, поэтому у меня был только один выбор. Эта ограниченность в инструментах, на самом деле, помогла мне. Выбрать фотографию не составило особого труда, обычно случается наоборот. Лучшая фотография интуитивно привлекла внимание, как правильный аккорд трогает душу».

marc-riboud-painter-of-the-eiffelt-tower-1953-paris--500x764

 Фотография: Марк Рибу

PhotoOct0225757PM

 

Архивы фотографий нуждаются в пересмотре

Как показывает опыт классиков и успешных фотографов, хорошие фотографии могут храниться в архивах незамеченными.

К примеру, Эли Рид часто пересматривает контактные листы в поисках фотографий, которые изначально не привлекли внимания:

«Я всегда возвращаюсь к архивам контактных листов и случайно нахожу фотографии, которые пропустил. Не всегда есть время увидеть лучшие кадры во время первой оценки материала. Кроме того, я вспоминаю о людях, которых снимал, и о том, что с ними происходило. Благодаря контактам, которые держишь в руке, эти люди со мной остаются – на фотографиях они запечатлены навечно».

 

Вместо заключения

Говоря об откровениях фотографов “Magnum”, мы забыли упомянуть, пожалуй, самое важное – ни одно из этих откровений не имеет смысла, если фотограф мало снимает.

Главным откровением для любого растущего фотографа является регулярная практика – именно она отвечает за выработку собственного стиля.

А какие выводы сделали для себя вы, смотря работы классиков фотографии? Напишите их в комментариях.

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Есть 3 коммент. к “8 открытий о работе фотографов “Magnum” (с примерами контактных листов)”

  1. Максим:

    William Eggleston никогда не делал дублей и не тратил километры пленки, чтобы сделать требуемый кадр. Из великих можно упомянуть Garry Winogrand, Lee Friedlander. Из наших — А.Слюсарева. Так что, как говорил еще один великий — Bill Brandt: фотография не спорт, в ней нет правил…

  2. Спасибо за полезную статью. Действительно отбор снимков — это самая сложная работа. Невозможно «за один проход» сделать это. Весьма полезен здесь опыт мастеров прошлого. А как обстоит дело сегодня? Проблем стало больше: с каждой съемки приносишь не пару пленок, а сотни снимков. После всего — хранить их годы и годы, а во-первых носители недолговечны, во-вторых найти что-то в своем архиве бывает не так просто. Даже если Вы храните образцы снимков в базе Litroom не всегда можно их проиндексировать правильно и удобно на все случаи жизни.

  3. […] из-за границы. Я не был репортером. Я ничего не знал о фотожурналистике. Я никогда не фотографировал «новости». Я […]

Написать ответ